Благородная ложь

1cc3124961d6e530bcf745e3c6dc89ed.jpg

Она стояла почти на краю скалы и смотрела на горизонт.

Он стоял чуть подальше и не смел сделать шаг вперед.

Она повернулась к нему, и в ее глазах читался призыв: “Иди сюда. Посмотри, какое красивое небо “.

Его категорический взгляд говорил: “Я не хочу! Я боюсь высоты. Я боюсь тебя и опасаюсь, что меня толкнешь!

Она дерзко посмотрела на него и как будто говорила ему своими ласковыми красивыми, глазами: “Не бойся! Подойди к краю. Я же здесь. ”

Он боязливо повернул голову и посмотрел назад на безопасную , ровную скалу позади них. А потом снова посмотрел на нее, словно говоря: “Я конкретно тебя боюсь. Ты никогда раньше, не приглашала меня подходить так близко к краю. Ты меня толкнешь. Я боюсь этого “.

Она ответила ему легким покачиванием головы. Может быть, она хотела убедить его, что это неправда. Вроде … “Не буду толкать тебя. Подойди, не бойся! Теперь уже другое. Вот увидишь! Высота уже не та высота. Ты сам убедишься! Просто подойди! Не бойся! Давай!”

В конце концов он поверил ей. Приблизился к краю. Посмотрел вниз. С высокой скалы, на которой они стояли, картина была потрясающая. Каждый раз, когда он видел этот простор ему хотелось что-то сделать. Например, добраться до другого края, который был почти до горизонта. Но ему не хватало смелости. И самое интересное, что он не боялся неба, а высоты. Попытался повернуться и посмотреть ей в глаза. Ему хотелось узнать , почему приглашает его так близко к краю иииии точно в это мгновение … она толкнула его! Он испугано взвизгнул. Глаза широко открылись. Зрачки оцепленные от ужаса наполнили почти до конца его пестрые радужки. Но полетел. Полетел вниз в пропасть, вытянув шею от удивления и испуга. И услышал , позади себя, насмешливый крик полный лукавого удовлетворения, который прозвучал со скалы позади. После этого казалось все, замерло. Вокруг синева. И очень, очень тихо. Вероятно, так было всегда на бескрайних просторах.

Через несколько секунд орлица расправила крылья и полетела вслед за орленком. Ведь она – его мать. И должна быть рядом со своим сыном во время его первого полета.

 

Превод на разказа ” Благородна лъжа” автор rygit

Алло, тетя Марина, а Вы можете

a5b655e6619a3a08612a50f6613f4a46--daddy-daughter-dance-father-daughter.jpg

( Превод)

Пятница. Жена уехала к своим родителям на три дня решать какие-то вопросы в связи с недвижимостью. Дома остались вдвоем с моей пятилетней дочерью.. Я растянулся на диване в гостиной и смотрю передачу по телевизору.
Она играет в детской, но видимо ей стало скучно. Прибежала и приткнулась ко мне. Девять часов вечера. Начинается какой-то фильм. Появляется предупреждение «Рекомендуется родительский контроль для детей до 16 лет»:
-Что там написано, папа? – спрашивает малышка, чем напоминает мне, что в это время суток ей надо быть в своей комнате, а не у телевизора в гостиной.
– Написано, что фильм не для маленьких детей, как ты. Давай, крошка! Иди в комнату смотреть свои детские передачи. И приготовься ко сну. Помой глаза, зубы, попку и в постель. Пора уже.
– А почему это не для маленьких детей? – любопытствует она, не обращая внимание на мои императивы.
Смотрю на нее и соображаю: то ли она ищет повод взглянуть на запрещенное, то ли ей хочется остаться еще со мной. Отвечаю строго:
– Потому что в нем показывают плохие вещи.
– Что из этого? Что со мной будет – спрашивает она демонстрируя самочувствие, напоминающее мне ее мать и компетентно заявляет – Это же выдумка! Неправда! Ты же говорил, что фильмы придуманы так, как сказки. Артистам не больно, когда их бьют. И что они вовсе не умирают и поэтому могут сниматься потом в других фильмах. Ты так говорил? Да?
Я не был готов к длительным объяснениям такого рода в данный момент. Да и мне казалось, что фильм будет интересным. В попытке избавиться от нее быстрее и спокойно посмотреть фильм, я импровизировал аргументами, придуманными на быструю руку:
– Да, я так сказал – Да! Нооо … плохое, оно очень заразное. Так же, как когда ты больнаячихаешь и кашляешь напротив кого-то. Болезнь, переносится при чихании или при кашле. Ты помнишь?
– Да. Помню. Ты говорил мне об этом! И поэтому необходимо закрыть рот ручкой. Чтобы не заразить окружающих.
– Точно! Запомнила. Умница. Так же как зараза переносится от больного человека к здоровому, так это может произойти с просмотром кино. А маленького ребёнка, легче заразить, чем взрослых. Если человек смотрит плохое, может стать плохим. Поэтому показывают это сообщение.
– А ты не заразишся плохим, если это смотриш?
– Нет! Нет! Я же говорил тебе! Взрослые … их трудно заразить – быстро ответил я, но мне показалось, что разговор наш ее очень заинтриговал. Возможно потому, что я сам был не совсем уверен в том, что ей объясняю.
– Почему взрослые не заражаются плохим? Потому что они большого роста и веса? Или потому, что они умнее и знают больше, чем дети?
– Потому что умнее и знают больше. Здесь, рост и вес не имеют значения. Иди себе в комнату и готовься ко сну – настойчиво повторил я, напоминая ей, чем заняться.
– А только то, что плохо в фильмах прилипчивое или … ? – продолжает расспрашивать она, но уже послушно отступая к двери.
– Нет, не только плохое, которое можно увидеть в кино прилипчивое. Мы же уже говорили о болезнях.– улыбнулся я ей, грозя пальцем. Отстань и приготовься к сну.
– Нееет… я не о болезнях… Я спрашиваю о хорошем.
– Что о нем?
– А оно, хорошее то, тоже прилипчивое? Может человек заразится хорошем?
– Не знаю, детка. Я не помню, чтоб кто-то заразился хорошим.
Задумываюсь и, каким-то образом, „зараза“ мне кажется оксюмороном в сочетании со словами „хороший“ и „хорошее“. Наверное, хорошее не может быть заразой. Может, оно просто живет в человеке.
-Ну давай, крошка… Уже поздно, пора ложиться. А завтра мы с тобой погуляем в парке. И я покачаю тебя на качелях. Хочешь.
– Хочу! – отвечает. Посылает мне воздушный поцелуй к спокойной ночи и удаляется. А я начинаю смотреть фильм.
Наступило „завтра“.
Гуляем в парке. Проходим мимо нескольких аттракционов.
Она хочет на Банджи-джампинг , но там сейчас большая очередь. Решаем подождать. Чтобы не торчать как истуканы, мы направляемся к киоску на интересной детской площадке. Она напоминает рукавицу из сказки „Дедушкина рукавичка“*. Там продают вкусные бутерброды и напитки, а сам киоск, где подают заказы клиентам, находится в центре „ладошки“. На поляне стоят довольно крупные, красивые фигуры сказочных персонажей.
Увы!
Здесь тоже свободных мест нет.
Единственный одинокий свободный столик – вдали от всех остальных. Я спрашиваю можно ли нам сесть там. Оказывается столик служебный, но нам разрешают его занять. Устраиваю малышку и говорю ей очень серьезно, не сходить с места, пока заказываю. Стою в очереди, часто бросаю взгляд на нее. Место это – переход между детской зоной и парком. Здесь начинаются алеи для прогулок. И начинается с аллеи влюбленных. Но сейчас еще рано и поэтому пусто … почти пусто!
Одинокая пара обнимается на скамейке на той стороне алеи. Смотрят друг другу в глаза , шепчут что-то. Хи, хи, хи…вряд ли обсуждают последние результаты Лиги чемпионов по футболу. Привязанный тонкой лентой к спинке скамьи в небе сияет, серебристо-розовый с металлическими оттенками воздушный шар, наполненный гелием, , в форме сердца. На одной из сторон – два котенка с бантиками на шеях, целуются. Моя малышка смотрит на них , но без особого интереса. Ни шар с котятами , ни молодежь ее интересуют. А я смотрю на них и улыбаюсь самому себе. Кто же в нашем возрасте не был похож на них когда-то ? Заказываю себе американо и газету. А большой горячий шоколад и огромный леденец в форме сердца, для моей маленькой красавицы. Леденец из ярких разноцветных слоев. Ну, не отвертеться. Обещал, а обещание к малышу – закон, как завещание для взрослых. Должен выполнить. В противном случае будут взгляды, полные презрения, грустные лица или такая обида, что лучше бы в суд подали.
Поэтому читаю газету и смиренно жду. Хочу выполнить свое обещание до конца. А малышка с удовольствием выпивает свой горячий шоколад и наслаждается огромным леденцом на палочке. Видимо все это ей нравится. А я рад, этому душевному спокойствию и заслуженному молчанию без вопросов повышенной сложности.
Читаю. Одна статья захватывает мой интерес, но периферийным зрением ловлю движение вокруг себя. Поднимаю глаза и вижу, что моя малышка стоит прямо перед влюбленной парой с леденцом в руке. Стоит прямо перед ними. И рассматривает их с исследовательским любопытством и смотрит на них испытательно. А они ей рады. Улыбаются нежно и ласково.
– Крошка, не беспокой, людей! Не мешай им наслаждаться. Пусть им будет хорошо. Отойди! Иди ко мне.
– А я их не беспокою, пап. Я рада, что им хорошо.
– Хорошо … Радуйся, но иди сюда. И отсюда видно, что им двоим хорошо – и я сочувственно улыбаюсь, а влюбленные слышат меня, кивают головой в ответ и улыбаются мне. Я знаю, что моя малышка исполнительная, и мне больше не нужно настаивать… Снова углубляюсь в газету. Я уже спокоен, что она рядом со мной. Наблюдаю периферийным зрением движение за столом.
Через некоторое время я проверяю, как дела с очередью перед банджи-джампинг и мне становится ясно, что очередь не уменьшается, а наоборот – увеличивается. И моя принцесса соглашается прийти на банджи-джапинг в другой день. Собираемся домой.
Она настаивает на том, чтобы пройти по аллее Влюблённых. Я беру ее за руку, и что-то появляется перед моим лицом. И тут я его вижу … воздушный шарик с влюбленными кошечками был привязан к ее руке. Смотрю я на наших влюблённых соседей. Они все еще обнимаются, но … перед лицами держат разноцветный леденец-сердечко на палочке, который я купил моей умной красавице. И они не только держат его, а целуют. Сначала леденец, а потом поцелуй по губам. Один поцелуй на леденеце, один на губах. Улыбаюсь им на прощанье. И они мне. Идем с дочкой по аллее и разговариваем:
– Это ты выпросила шарик?
– Ничего я не выпросила. Предложила им обменять сердцами. Я попросила, а они согласились. И я поменяла свое сердце-леденец на шарик с котятами.
– А почему ты просила их? Я мог бы купить тебе такой же шарик? Видиш, стоит дядя с шарами и продает такой же.

– Ты не можеш купить мне такой же!
– Правда? А почему же?
– Потому что они радовались этому шарику. И от этого им становилось хорошо. Очень хорошо. И они не могут купить себе такой леденец, как мой.
– И почему это они не могут купить такой же?
– Потому что я была очень счастлива перед тем, как отдала им его. И мне было хорошо от того, что у меня такой красивый леденец. Ты же видел, какие они были счастливые? Они даже не лизали его, а просто целовали. Берегут его. Чтобы его хватило на долгое время. Видели, как они были рады, когда мы прошли мимо?
– Ну видел, видел. – согласился я – Но мне кажется, что ты тоже очень довольна своим воздушным шаром.
– Да, я рада! И рада, что я их, а они-меня … что нам удалось заразиться.
– Заразиться!?!? Чем это вы заразились!?!? – спросил я слегка обеспокоенно.
– Ну как чем, пап … Мы заразились хорошим.
– Ааа, понятно! Хорошим! И как именно эта инфекция произошла?
– Как это случилось? Очень просто! Наблюдая за их поцелуями, я поняла, насколько я рада, что им хорошо. И чем больше я радовалась их счастьем, тем лучше становилось мне.
– А-а-а-а … и ты думаешь, что это заразительно?
– Очень даже!. Чем больше смотришь на то, как хорошо кому-то и это тебе нравится, тем больше хорошего прилипает к тебе. Но человек должен радоваться чужому добру взаправду, а не как в кино …
– То есть, как это – не как в кино?
– Ну не так, как в ваших взрослых фильмах о плохом… которые не для детей. И в которых артисты дерутся и якобы умирают. Надо действительно наслаждаться хорошим и счастью других. Только тогда можно заразиться и заразить других хорошим. Ну вот, я вижу, что ты не уверен в этом, но я уверена.
– В чем?
– В том, что и хорошее так же прилипчиво, как и плохое. Я даже думаю, что хорошее даже более прилипчиво. Только надо знать, как можно им заражать и заразится – и пока она мне рассказывала все это, взяла трубку и начала набирать чей-то номер.
– Ты кому сейчас звонишь?
– Тете Марине. Попрошу ее, когда она будет проходить мимо парка, купить мне одно такое леденцовое сердце.
– Почему?
– А потому что я хочу, когда вернется мама , заразить вас обоих хорошему.
– А это зачем?
– Потому что я хочу, чтоб видно было, что вам хорошо и приятно, когда вы целуетесь. Как той паре, которую мы встретили в парке. Я не хочу, чтобы вы целовались так, как в ваших фильмах, где люди целуются как-то не вправду.
И, пока я попытался отреагировать, моя сестра подняла трубку и доченька начала ей объяснять:
– Алло, тетя Марина, а Вы можете…

© Ирен Всички права запазени

бел на преводача: Лаик-ентусиаст съм, но… ми се иска да заразявам с хубаво. 🙂 Преводът е на разказа ” Ало, лельо Марина, ще можеш ли…” автор – rygit